ПАМЯТНИК РОССИЙСКОГО СПОРТА

ы    Один из главных столичных спортивных центров --  Воробьевы горы. В основном здесь проводятся соревнования по зимним видам -- прыжки на лыжах с трамплина, двоеборье, слалом.  Впрочем, эти виды стали всесезонными:  и на трамплинах, и на участке горы лежит искусственое покрытие,  позволяющее спортсменам и летом вставать на лыжи.  Спорт на Воробьевке вообще имеет давние традиции.  Еще до революции здесь на берегу реки существовала гребная база.  А в 1928 году на недавно переименованных Ленинских горах проходили некоторые состязания первой Всесоюзной спартакиады: никакого спортивного комплекса в Лужниках тогда никто даже и не проектировал, а сама Лужнецкая излучина представляла собою сплошные огороды,  которые весной иногда заливало водой до самой Окружной железной дороги. 
   Первый трамплин на Ленгорах был построен в 1936 году.  Он находился под Троицкой церковью. И там до сих пор еще можно различить его нижнюю часть -- гору приземления --  заросшую, но вполне узнаваемую. Кстати, именно на этом месте в фильме "О бедном гусаре замолвите слово" разворачивается драматичный эпизод казни провинциального актера Афанасия Бубенцова, -- храм Св. Троицы на горе и отлогое приземление -- нижняя часть Юрий Скворцов бывшего трамплина -- в кадре вполне узнаваемы. Проектная мощность того трамплина составляла порядка 40-50 метров, что, впрочем, по тем временам, считалось очень немало.  Тогда прыжок на лыжах с трамплина входил в норматив ГТО. И в предвоенные годы на Ленгорах нередко можно было наблюдать такую картину: к трамплину подвозили роту красноармейцев, и служивые, нацепив убогие лыжи прямо на сапоги, друг за дружкой скатывались вниз. Норматив считался сданным, если испытуемый устоял на ногах и не потерял в полете буденновку. 
   А в 1953 году на Ленгорах по проекту инженера Галли был построен новый величественный трамплин, который так с тех пор и именуется - Большой. Хотя, по нынешним меркам,  он совсем не большой. При его проектной мощности в 60-65 метров длина прыжка с Большого достигала 80 метров. Но для своего времени это даже по мировым меркам был очень неплохой трамплин. Многие известные заграничные мастера приезжали тогда в Москву, чтобы испытать свои силы на русском трамплине:  чемпионы мира -- норвежцы Кнудсен, Стенерсен, финны Кяркинен, Вуоринен,  немец Глас и другие. Само собою, московский Большой являлся лучшим и главным трамплином в СССР. В 1950-е годы на нем проходили все чемионаты Союза по прыжкам на лыжах. 
   Тогда же, в начале пятидесятых, выдающийся тренер,  воспитавший к тому времени много известных советских горнолыжников,  профессор МГУ Владимир Эдгарович Нагорный по какой-то особенной своей методике, по собственному, как теперь говорят, know-how,  стал готовить летающих лыжников. Результаты его деятельности оказались впечатляющими:  Москва превратилась в безусловного лидера в этом виде.  Большинство лучших советских прыгунов были москвичами. Почему и победа в первенстве Москвы была тогда достижением не менее почетным, чем в чемпионате СССР. Московская школа Валерий Рябинин Нагорного дала советскому спорту многих чемпионов и призеров различных международных и общесоюзных соревнований, летающих лыжников мирового уровня --  Николая Каменского, Юрия Скворцова, Николая Шамова, Виктора Афанасьева, Валерия Рябинина,  Михаила Пряхина, Александра Иванникова, Юрия Крестова и других. Теперь эти имена вряд ли кому-то знакомы,  кроме специалистов. А когда-то многочисленные поклонн  ики упомянутых лыжников съезжались со всей Москвы, чтобы увидеть выступление своих любимцев, точно так же, как футбольные болельщики стремились попасть "на Стрельцова" и "на Яшина". Вообще этот вид спорта благодаря своей бесподобной зрелищности был в Москве необыкновенно популярным. Прыжок с трамплина -- это же не только спортивное состязание,  но в некотором смысле еще и представление,  захватывающий рискованный трюк.  И обычно на состязания прыгунов собирались тысячи москвичей: старые фотографии сохранили уникальную картину, -- зимние Ленгоры бывали просто-таки черны от зрителей. Несколько раз на таких соревнованиях присутствовал Н. С. Хрущев, -- здесь же, на Ленгорах, ближе к Потылихе, в густых воробьевских зарослях,  располагались его любимые правительственные аппартаменты. Внизу, чуть в стороне от горы приземления, за забором базы ЦДКА, подгоняли друг к дружке два грузовика с опущенными бортами, покрывали их ковром и расставляли стулья. И вот с этого помоста первый секретарь с удовольствием и подолгу смотрел, как прыгают смельчаки с Большого трамплина.  Николай Шамов
   Но постепенно московский трамплин стал утрачивать свое значение. В 1960-е годы и позже во многих городах страны появились трамплины более совершенные -- 75-и 90-метровые. А в Красноярске был построен самый большой трамплин в СССР -- 100-метровый. И, конечно, московский ветеран со своим "неолимпийским" метражом и устаревшим профилем конкурировать с ними уже не мог. Москва стала терять лидирующую роль в этом виде спорта. Лучшие летающие лыжники чаще теперь появлялись в Ленинграде, Горьком,  Кирове, Свердловске, в других местах. 
   И еще недавно можно было даже услышать такое мнение: для чего вообще нужна эта железная громада? Поддерживать грандиозный и абсолютно недоходный спортивный объект в пригодном к эксплуатации состоянии удовольствие чрезмерно дорогое -- не лучше ли этот неперспективный, устаревший по всем статьям трамплин вообще распилить и освободить от него гору?  Ну этого, конечно, никогда не произойдет, потому что Большой московский трамплин -- уникальный памятник инженерного дела, такой же, как Шуховская башня, перекрытия Верхних торговых рядов, Крымский мост и другое. Но слухи эти появились отнюдь небезосновательно. В сущности, они являются гиперболой,  иллюстрирующей реальное бедственное положение московской спортивной школы прыжков на лыжах. 
   Еще в конце 1980-х здесь на Ленгорах базировалось несколько спортивных обществ, в каждом из которых занимались десятки лыжников-прыгунов разного возраста. Тренировки здесь проходили по две смены в день.  И так ежедневно.  Чтобы прыгнуть с трамплина, участники выстраивались в очередь. Теперь в Москве осталась единственная детская спортивная школа прыжков на лыжах, в которой занимаются всего несколько человек.  Такая вот теперь у нас олимпийская надежда. Как рассказывает главный тренер этой школы Б. И.  Сидоренков, он давно уже забыл, что такое казенный инвентарь. Участники должны всю экипировк у -- от лыж до каски и перчаток -- приобретать за свой счет. А цена этого комплекта равна стоимости недорогой легковушки, -- он почти целиком импортный. Не импортного просто не бывает.  Так какие же родители отдадут своих детей в этот "непопуляный", "непристижный" и к тому же требующий от них огромных затрат вид спорта?! Вот такой стала некогда славная московская школа летающих лыжников.  Такова история второго полувека существования Большого трамплина. Но, впрочем, в самое последнее время стала появляться обнадеживающая информация: вроде бы разрабатывается проект реконструкции Большого трамплина,  причем мощность его составит хоть и не великий, но все-таки стандартный международный метраж --  75 метров.   Как было бы справедливо начать первые соревнования на обновленном трамплине с открытия на фасаде старинной спортивной воробьевской базы мемориальной доски с именами всех знаменитых московских летающих лыжников и их тренеров,  доставивших в 1950-60 годы этому виду спорта непревзойденую с тех пор славу! 

 Опубликовано в журнале "ЭТНОСФЕРА". Автор Юрий Рябинин
   На главную