Саввино-Сторожевский монастырь

САВВИНО-СТОРОЖЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ в 1812 году

генерал Богарне      Вблизи Москвы,  под Звенигородом,  находится старинный Саввино–Сторожевский монастырь. Интересен он для посетителей не только достопримечательностями архитектурными,  но также легендами,  родившимися за богатые событиями столетия существования монастыря.  Одна из таких легенд связана с войной 1812 года. После Бородинского сражения в монастырь вступил корпус генерала Евгения Богарне. Этот корпус более других французских частей отличился в сражении:  именно ему удалось взять батарею Раевского.  Солдаты Богарне нисколько не сомневались,  что за свой подвиг получат в награду самое ценное —  монастырь в Звенигороде на разграбление.  —  Наполеоновской армией были разграблены многие монастыри и церкви,  встретившиеся на пути.  Каково же было удивление солдат, когда вдруг командующий распорядился не только не расхищать монастырь,  но и под угрозой сурового взыскания вернуть монахам все то немногое,  что солдаты успели присвоить. Больше того,  Богарне приказал опечатать монастырские церкви и выставить у них самую надежную охрану, чтобы предотвратить возможное своевольство некоторых не покорствующих приказу недисциплинированных чинов. Что же вынудило храброго генерала принять такое решение?       Заняв монастырь,  Богарне разместился на ночь в невеликой келье, — он,  как и большинство наполеоновских военачальников, был очень неприхотлив в быту. Распорядился так Евгеий Богарне,  пасынок,  между прочим,  самого императора Наполеона,  после ночи,  проведенной в Саввино–Сторожевском монастыре,  куда попал после Бородинского сражения. 

     Генерал Богарне разместился в невеликой келье, —  он,  как и большинство наполеоновских военачальников,  был очень неприхотлив в быту.  Разумеется,  по всему монастырю и у самой двери,  за которой изволил почивать командующий,  были расставлены караулы.  И вот,  когда генерал уже,  было,  прилег,  скрипнула дверь,  и в келью, тихо ступая,  вошел старец в русском монашеском облачении.  Богарне,  естественно,  нисколько не испугался престарелого монаха.  Единственное,  он очень удивился:   как же это караул пропустил к нему постороннего визитера?   Такого еще никогда не было за долгие годы его военной службы.  

     Старец,  между тем,  подошел ближе к командующему.  При свете свечи Богарне внимательно и отчетливо  разглядел его  —  благообразный вид,  большая белая борода,  расшитый крестами и замысловатыми славянскими письменами длинный,  узкий передник неизвестного назначения,  поверх металлический крест.   Таких монахов генерал в монастыре видел довольно много,   но этого что–то не приметил среди прочих... 

     — Не вели расхищать монастырь или уносить что–либо из храмов,  —  добром попросил генерала старец. —  Если послушаешься моих слов,  Господь возвратит тебя в отечество и умрешь ты в мире. —  И он так же неторопливо вышел за дверь. 

     Опомнившись,  командующий вскочил на ноги и поспешил вслед за монахом.  Но,  выйдя в коридор,  он никого,  кроме исправно несущих свою службу караульных там не обнаружил.  Богарне не решился спросить у солдат:  где тот монах,  что только теперь вышел из его комнаты?  Он справедливо рассудил,  что служивые посчитают,  будто у их командующего,  в свое время серьезно раненого в голову,  наступило помутнение разума после давешней жестокой битвы. 

     В ту ночь Богарне так и не смог уснуть, —  он все думал об удивительном госте и о странных его словах.  А на утро генерал отправился осматривать монастырь.  Его сопровождал и кто-то из саввино-сторожевских монахов.  И вот в одном из храмов Богарне увидел икону,  на которой был изображен…  его ночной визитер. 

     — Кто этот человек? —  спросил опешивший командующий. 

     — Это основатель нашего монастыря преподобный Савва, —  ответил монах. —  Вот он самый, —  и черноризец указал рукой на гробницу под иконой,  где почивали честные мощи святого. 

     — Когда же он умер?! —  воскликнул генерал, в глубине души надеясь еще услышать,  что его гость почил нынче же ночью. 

     — Четыреста лет тому минуло... —  вздохнул монах,  крестясь, — с лишком... 

     Так Саввино-Сторожевский монастырь — единственный на пути наполеоновской армии! —  благополучно пережил нашествие французских захватчиков. 

Спас его святой основатель и покровитель. Сбылось и все то,  что предсказал Савва генералу Богарне.  В то время как судьба большинства наполеоновских военачальников была незавидна, —  кто–то погиб,  кто–то бесславно скончался от мучительных ран,  кого–то казнили возвратившиеся на французский престол Бурбоны. 

Савва Сторожевский

     Евгений Богарне счастливо пережил все последующие кампании,  выиграл еще несколько сражений,  ни разу не был ранен и умер безболезненно,  непостыдно и мирно в столице своего тестя короля Баварского среди чад и домочадцев. 

    Ученик Сергия Радонежского – Савва Сторожевский основал монастырь в Звенигороде в 1398 году. 

    Почил преподобный в 1407-м. А в 1549-м на Московском соборе Савва был прославлен в лике святых. 

Дни памяти св. Саввы Сторожевского: 19 января (1 февраля) и 3 (16) декабря.

                                Ю. Р.


НА ГЛАВНУЮ
русский просветитель Америки

РУССКИЙ ПРОСВЕТИТЕЛЬ АМЕРИКИ

   В 1868 году 25 мая колокольным звоном встречала Москва конный поезд из Благовещеска.  Трудный и долгий путь в преклонных летах совершил вновь назначенный Святейшим Синодом митрополит Московский архимандрит Иннокентий (Вениаминов). Этот благообразный старец с величественно-спокойным лицом долгие годы неприхотливо жил в далеком суровом северном крае среди якутов и алеутов. Почему же выбор Святейшего Синода пал именно на него? 
   -- Провидение Божие, -- отвечал позже на такой вопрос митрополит Иннокентий.  -- Ибо случайного не бывает. 
   И было угодно Всевышнему так.  Иркутский владыка получил распоряжение отправить на Аляску священника. Но по доброй воле в холод неустроенности ехать добровольцев не нашлось. Не испугался только молодой священник Иоанн Вениаминов. 
   "На все воля Божья" -- решил он, и с годовалым ребенком,  женой оказался на острове Уналашку.  Первым жилищем стала землянка. Так началась его миссионерская деятельность.  Он понимал,  что вера в народе будет укрепляться лишь тогда,  когда приобщить его к грамоте и знаниям.  Отец Иоанн открыл на острове училище. Прежде он основательно изучил алеутский язык, составил для них азбуку на основе кириллицы,  а затем и грамматику. 
   Люди, не имевшие представления о печатном слове, начали читать, научились письменности.  Большая часть населения Алеутских островов,  благодаря православному просветителю,  приняла христианскую веру. 
   В 1833 году о. Иоанна переводят на остров Ситху. Прибыл он в Новоархангельск в разгар эпидемии оспы.  Местное население,  колоши, народ в то время недоверчивый и агрессивный.  Кровная месть среди них -- дело обычное. Неоднократно они продавали русским колонистам зараженную оспой рыбу. Чудом остались все живы. "А появись я на острове незадолго до эпидемии, -- писал позже владыка, --  объявили бы меня виновником и непременно убили". 
   Русский врач начал делать колошам прививки -- спас многих от смерти. Колоши стали более доброжелательными. 
   В 1840 году отец Иоанн принял монашеский постриг с именем Иннокентий и стал епископом Камчатским.  Ему была вверена вновь образованная Камчатская епархия. Он проповедовал, просвещал... После того,  как им были переведены на якутский язык многие богослужебные книги, в том числе Евангелие, в Якутском Троицком соборе в 1859 году было впервые совершено богослужение на якутском языке. Местное население обратилось к любимому владыке с просьбой: этот день -- 15 июня объявить праздничным. 
   В 1868 году о. Иннокентий стал почетным членом русского географического общества. Ведь во время проповеднической деятельности ему приходилось плавать по Амуру и его притокам. Здесь он приобрел навыки судовождения -- не раз спасал жизнь и свою, и своих спутников. 
   Певчий архиерейского хора Н.Ф. Верещагин вспоминал как однажды им с о. Иннокентием пришлось проходить во время непроглядного тумана меж Курильских островов. "Первым вопросом Высокопреосвященного по пробуждении,  --  пишет Верещагин, -- был: "Какой ход судна и по какому направлению?  Видны ли скалы?" Капитан ответил. Но Высокопреосвященный, видимо не удовлетворенный ответом,  продолжил: "Здесь сильное морское течение, вы его не приняли во внимание". Капитан стал было противоречить, но Высокопреосвященный попросил повернуть судно на другой галс".  Все же капитан послушался,  и путешественники едва успели проскочить мимо скал".  Впоследствии в помощь мореплавателям он издал "Труды по исследованию Амура как судоходной реки". 
   Кроме этого за свою жизнь владыка оставил ценные труды по этнографии и лингвистике. 
   Скончался митрополит Иннокентий (Вениаминов) 31 марта 1879 года и был похоронен рядом с митрополиом Филаретом (Дроздовым). 
   В 1977 митрополит Иннокентий был причислен Русской Православной Церковью к лику святых.  Дни празднования его памяти отмечаются 31 марта (13 апреля) и 23 сентября (6 октября). 
   А с 2001 года по дальневосточным дорогам стал ходить храм-вагон, освященный в честь святителя Московского Иннокентия. Этот храм-вагон, так же как владыка Иннокентий, не зная покоя, ездит по сибирским просторам -- доносит до людей слово Божие.

ИРИНА ПЕРМЯЧКА (она же Васильева). Опубликовано в журнале ЭТНОСФЕРА

НА ГЛАВНУЮ