НА ГЛУБИНЕ ВОСЬМИ ВЕКОВ

   Вечером 14 марта 2004-го все программы телевидения экстренно сообщили: в Манеже пожар!  А когда стало ясно,  что это не рядовое возгорание, а настоящая катастрофа, телевидение перешло на прямую трансляцию происшествия. И до глубокой ночи обыватель, приученный к тому, что нет ничего занятнее драматических сенсаций, наблюдал, как из слуховых окон Манежа валит дым, как огонь пожирает его внутреннее пространство, как оседает, а затем и проваливается крыша…
   От Манежа остались только стены с бесценной декоративной лепниной О. И. Бове.  Даже каменные фронтоны по торцам здания, и те обвалились. 
   Еще не остыли камни, а уже посыпались самые неожиданные предложения, каким теперь быть Манежу.  Оказывается, его давно собирались капитально ремонтировать, а тут случай сам представился.  Нет худа без добра. Предлагали, например, забыть бетанкуровский проект перекрытий кровли -– он хорош был в прошлом, а куда в ХХ1 веке с этими деревяшками! -– и установить нормальные стальные фермы.  Какие-то зодчие придумали существенно нарастить полезную площадь здания за счет увеличения его этажности в три раза!  Но не вверх – боже упаси! Понятно: памятник архитектуры не подлежит видоизменению! -–  а вниз, под землю. Причем один из новых этажей должен был стать, по нынешней моде, стоянкой для машин.  Но, попугав общественность и вдоволь натешившись над тем, какая паника поднялась в ВООПИК, ответственные должностные лица все-таки решили восстановить Манеж в прежнем, исконном его виде -– с деревянными перекрытиями по проекту Бетанкура и без паркинга в подполье. 
   Пожар, уничтоживший Манеж, позволил не только восстановить заново само здание,  но и провести в нем археологические исследования. Площадь Манеж занимает огромную, и построен он был в начале Х1Х века отнюдь не на пустыре, а на культурных слоях, восходящих ко времени основания Москвы.  Никаких раскопок там, разумеется, никогда не проводилось. Поэтому археологов в Манеже могли ожидать самые необыкновенные находки и открытия.
   Все внутреннее пространство Манежа представляет собою единую бетонную плиту. В этом монолите было пробито десять квадратов размером восемь на восемь метров. И когда, наконец, обнаружился грунт,  за дело принялись археологи.
   В самых верхних слоях ничего особенного не попадалось: битый кирпич, куски застывшей два века назад извести, строительный мусор, кострища -– такого добра полно на любой современной стройке.
   Дальше пошли предметы более интересные, с точки зрения археологии, -- фрагменты посуды, осколки стеклянных штофов, глиняные курительные трубки, печные изразцы с сюжетной и орнаментальной росписью.
   Археологи перебирали грунт буквально по горстке, по песчинке. Исследовали поверхность при помощи металлоискателя. И они были вполне вознаграждены за свой кропотливый труд.  Земля стала отдавать находки одну интереснее другой.
   Настоящей бесценной, с точки зрения археологии, находкой стала одна-единственная монета.  И даже то, что она золотая, не главное ее достоинство. Это редчайшая для России монета эпохи Петра Первого номиналом в «два рубли». Отчеканена она была в 1720 году, в Москве на Кадашевском монетном дворе. На лицевой её стороне изображен государь император Петр Алексеевич «во славе» -- закованный в латы и увенчанный лавровым венком.  На оборотной -– Андреевский крест и при нем сам Апостол -– босой и в сермяге.
   Таких монет было, по всей видимости, отчеканено совсем немного, потому что прежде они археологам никогда не попадались не только в Москве, но и нигде во всей России. На Руси испокон чтили Троицу, и число «три» имело сакральное значение. Не случайно у нас всегда чеканили монету или печатали ассигнацию в три рубля достоинством. Даже в советское время эта исконная русская традиция соблюдалась.  Лишь в постсоветский период «трешка» была исключена из обращения.
   В слое Х1V века под Манежем был найден древнерусский обоюдоострый меч. Причем сохранился он для своего возраста очень неплохо. В своем роде эта находка столь же значительная, как и двухрублевый золотой.  Раньше археологам попадались только отдельные части таких древних мечей. И то чрезвычайно редко.
   Ученые полагают, что этот меч принадлежал какому-нибудь дружиннику великого князя Димитрия Иоанновича. И, возможно, он со своим владельцем побывал на Куликовом поле и ни одному татарину отсек башку с широких плеч. А через два года уже татарам пришел черед отыграться за давешнюю свою конфузию.  В 1382-м новый хан Тохтамыш привел на Русь орду. Он изгоном подошел к Москве. Князь Димитрий с войском в это время был где-то в дальних уделах, и москвичам оставалось полагаться лишь на крепость кремлевских стен.  И действительно, Тахтамыш, как ни пытался, все не мог никак взять Москвы. Тогда он объявил,  что вовсе не хочет зла русским, а пришел единственно, чтобы полюбоваться их городом. Отворите ворота, сказал Тохтамыш, я покажу только своим татарам Кремль и уведу их с миром домой. Гостеприимные москвичи, натурально обрадовались дорогим экскурсантам -– они распахнули ворота.
   Когда вернулся Димитрий с войском, он увидел вместо белокаменного своего стольного града с теремами и садами груды камней и тысячи изрубленных трупов на них. Всех москвичей тогда Тохтамыш извел числом двадцать четыре тысячи душ! На месте Манежа во времена Димитрия Иоанновича был посад -– предместье,  пригород, по-нынешнему. Наверное, когда Москву обложили татары, какой-то русский воин не успел схорониться за кремлевскими стенами. Тогда, чтобы спасти оружие, он, как считают историки,  спрятал свой меч в одной из посадских изб. А забрать его по какой-то причине потом уже не смог: где там на пожарище чего найдешь! Так и пролежал меч в земле до наших дней. Теперь он один из главных экспонатов выставки.
   Наконец, в древнейшем культурном слое археологии нашли православное кладбище -–  самое раннее в столице вне стен Кремля.
   Вплоть до середины ХVШ века основным типом захоронения в Москве было приходское кладбище.  Конечно, существовали и братские захоронения. Они обычно появлялись после какого-нибудь побоища,  стихийного бедствия, эпидемии. Так, например, когда в Кремле в конце Х1Х века соорудили памятник императору Александру Второму и рыли котлован на бровке холма, землекопы наткнулись на целый пласт изрубленных скелетов. По мнению историков, это были жертвы того самого нашествия Тохтамыша в 1382 году. Но все-таки подобные могильники -– большая редкость. Чаще всего археологам попадаются именно приходские кладбища.  Самый древний такой погост был обнаружен в 1960 годах при раскопках в Кремле.  Он существовал при церкви Димитрия Солунского и возник предположительно в последней трети Х11 века.
   О том, что на месте Манежа стоял когда-то храм, нет никаких сведений. Но теперь доподлинно известно -– храм здесь был. Потому что хоронили новопреставленных в старину только при храме.
   Археологи обнаружили под Манежем порядка сорока «костяков» .Там же были найдены многочисленные предметы, захороненные вместе с умершими, -- браслеты, перстни, ожерелья,  другие украшения, в том числе изделия из серебра. Все захоронения были аккуратно собраны и перенесены на приходское кладбище села Ракитки вбли Москвы по Калужской дороге.

                                                          

ЮРИЙ РЯБИНИН

НА ГЛАВНУЮ