воспоминаия танкиста воспоминаия танкиста

ИЗ ЖИЗНИ ОБЛАСТНЫХ БИБЛИОТЕК


         В детстве я жила возле парка и по весне собирала выпавших из гнезда птенцов.  Многие погибали. Но если удавалось выкормить и отпустить в полет —  радость эту ни с чем не сравнить! 
     Позже я переехала в центр столицы.  Птичьи гнезда здесь не встречались,  но появились другие найденыши — книги. Обнаруживались они в подъездах, у помоек…  Оставляла себе,  пристраивала,  а некоторые удавалось продать. 
     На заре перестройки из здания издательства «Прогресс» переезжала «Радуга».  Между этажами свалили ненужные книги.  Я успела взять двуязычный том Чехова,  вышла на улицу…  Через несколько минут книгу купил какой-то иностранец за двадцать долларов. Это был самый большой доход от моих найденышей. Но если удается пристроить книгу в добрые руки,  радость не меньшая,  чем от выпущенной в полет птицы. 

     Недавно служитель московского прихода принес целую кипу книг,  собранную прихожанами. Я увезла их в город Ряжск, что в Рязанской области и отдала в библиотеку. 
     Библиотека находится на месте Георгиевской церкви, сооруженной в городе до 1676 года.  Служителя московского прихода, подарившего книги, тоже зовут Георгием. 

     Святой Великомученик Георгий (в просторечии —  Егорий)  — символ могущества Московского царства и покровитель русского воинства. Церковь названа в честь этого святого потому, что первоначально находилась вблизи дороги, соединяющей Ряжск со столицей нашего государства.  Позже ее перенесли туда, где теперь библиотека. 

     В 1793 году вместо деревянной Георгиевской здесь построили каменную церковь «во имя Пресвятой Богородицы всех Скорбящих Радость». Но изначальное название храма —  «Георгий» так и продолжает произноситься ряжцами. 

     Ни той, ни другой церкви уже нет, но рядом с библиотекой остался крест, к которому жители до сих пор приносят цветы, а библиотекарь Марина Анатольевна рядом разбила цветник. 

     Она была рада подарку московского прихода. Ведь читателей в библиотеке много, а книг не хватает.  Большинство читателей — дети.  Они достойны наивысших похвал.  Библиотека расположена в конце улицы, на которой нет ни одного фонаря. Их сняли со столбов еще летом,  меняя проводку.  Жители улицы добиваются у администрации города вернуть освещение,  но получают неизменный отказ со всевозможными формулировками, например такими:  «прежде фонари висели незаконно».  А каково детям: зимой темнеет рано. А надо успеть засветло и в школу, и в библиотеку.  И дети успевают,  вопреки всем придуманным местной администрацией препятствиям. 

     Книг в библиотеке мало, но первую, взятую в руки книгу,  мне не жаль было выбросить на помойку: мемуары немецкого солдата времен Второй мировой войны.  Воспоминания скорей похожи на записи путешественника, между делом участвующего в военных действиях.  Иногда ему случалось видеть и смерть однополчан. Но она настолько редка, мгновенна и безболезненна,  что читатель долго не задерживает на этом своего внимания. 

     Вот автор вспоминает о Ленинграде с легким удивлением: почему все-таки немцы не захватили город, подойдя почти к конечной остановке трамвая? Ведь по сведениям пленных в 1941-1942 годах жители там умирали от голода и были настолько истощены, что не могли сопротивляться.  По словам моей тетки, которая жила в блокадном Ленинграде,  так оно и было. Она рассказывала,  что ели столярный клей, варили кожаную обувь,  крыс. Ее семье пришлось съесть любимую кошку.  Ели людей… До конца своих дней она не выбросила ни одой хлебной крошки. Все, даже подобранные с пола,  ею съедались. Но город-то все равно не взяли, потому что не смогли. 

     Упоминается в книге и о Великих Луках. Если верить Кариусу,  война в тех местах для немцев оказалась победоносной. Не трудно поверить. Я жила в этом городе шесть лет.  Привезли меня маленькой девочкой через двадцать лет после войны. Среди очаровательных озер и сосен в окрестных лесах на каждом шагу танки, пулеметы, пробитые каски на фоне краснеющей земляники… Земля изрыта окопами, воронками от взрывов, полуразрушенными землянками. Часто кто-нибудь подрывался на мине, оставленной войной. Сам город во время боев был стерт с лица земли. 

     Нас возили на экскурсию в известную тогда белорусскую деревню Хатынь.  Немцы сожгли ее дотла со всеми жителями (стариками и младенцами). О подобной жестокости рассказал мне недавно бывший житель деревни Хомутовка,  что недалеко от Рыльска. Он хорошо запомнил, как два пьяных эсэсовца перевернулись с мотоцикла и разбились насмерть возле соседей деревни.  Как и Хатынь,  немцы дотла сожгли ее со всеми жителями. В своих воспоминаниях Отто Кариус, пишет о том, что они тоже сожгли один деревенский дом, но, конечно, по чистой случайности. 

     В 1944 году по ранению Отто попадает в госпиталь, и война переносится в Германию.  Кариус получает Рыцарский крест — военную награду из рук самого Гиммлера,  интеллигентного и обаятельного человека. От Кариуса мы узнаем, что в конце войны Германию оккупировали американцы. Но Отто не испытывает к завоевателям ни капли ненависти. Вот такая история —  только факты, никаких эмоций, за исключением одного абзаца. После того, как война переместилась в Германию, автор пишет: «Едва я только выехал из деревни со своими танками, когда русские,  бывшие заключенные лагерей, начали грабить население и, как звери, нападать на гражданское население.  Мне пришлось снова обратиться к американцам с просьбой, навести порядок. Они навели порядок так,  как я и мечтал. Русские вскоре снова оказались за колючей проволокой. Эти безжалостные меры заставили меня еще больше поверить в то, что западные державы выступят против восточных стран после нашей капитуляции».  И далее: «Насколько легким было бы такое наступление, и с какой охотой наши части двинулись бы на восток!»

     Но в том-то и дело, что двинуться на восток немцы в 1944 году уже не могли. Наши войска погнали их из России и гнали до самой Германии. Вот почему последний промежуток войны у автора переместился именно туда.  И совершенно очевидно, что русских ему очень хотелось представить грабителями,  а не освободителями. 

     Миллионы людей томились в германских концлагерях —  люди всех национальностей. Чеха, поляка, русского не так-то просто отличить по внешнему виду. Или,  как предполагает Кариус, перед тем, как начать грабить бывшие заключенные называли свою национальность?! 

     Один житель Украины, бывший узник двух концентрационных лагерей,  рассказывал, как их туда доставляли по железной дороге в вагонах для перевозки скота. Вагоны были забиты так,  что невозможно было сесть.  Есть и пить не давали. Люди задыхались, умирали от голода и болезней еще в пути. А те, кто добирался, мог с трудом передвигаться, а не то, что грабить… 

     Но вот Кариес тоже оказался пленным. «Не только поражение в войне,  но и победа требует проявления в человеке великодушия», — этого он ожидал от американцев. А что получилось: «…нас согнали тысячами на игровом поле. Это означало, что едва ли хоть у кого-то была возможность расслабиться. Не было никакой еды… Хуже того, не давали ни капли воды, до тех пор,  пока не возникла угроза бунта…» — Отто возмущен безнравственными поступками завоевателей.  Но ни об одном безнравственном поступке фашистов в книге не упоминается. Если верить автору, немцы напали на Россию с благородными намерениями, и помоги в нужный момент американцы, Россия была бы завоевана.  Ведь, если судить по книге, именно американцы, а не русские определили ход военных событий.  Причем, в книге много документальных фотографий. Ребенок, взявший ее в руки, воспримет как документальный факт, чего и добивался Отто Кариус, видимо до сих пор не потушивший в себе ненависть к России. И он должен быть благодарен московскому издательству ЦЕНТРПОЛИГРАФ, выпустившему его книгу «Тигры в грязи», а именно: 

 
    ответственному редактору Л.И Глебовской
    редактору-консульлтанту А.П Прокопчуку
    художественному редактору И.А Озерову
    техническому редактору Н.В. Травкиной
    корректорам О.А. Левиной, А.В. Максименко. 

И, конечно, же, директору издательства и переводчику. сожалению,  не знаю ни фамилии, ни отчества. Всем, издавшим эту книгу, благодарен немецкий танкист Отто Кариус. Он благодарен, а я — нет потому, что не смогла познакомиться со своим чудесным дедом. Его унесла эта война. И потому, что ненавижу фашизм и национализм в любом его проявлении. 

И. В. 

библиотека Ряжска

Крест на месте бывшей церкви и стена библиотеки.

библиотека Ряжска
НА ГЛАВНУЮ
библиотека Ряжска

Другая стена библиотеки.